Николай Ярошенко "Похороны первенца".

Николай Ярошенко.

Был в старой Академии класс живописи, "Жанр", основным предметом изображения которого был человек. Движения его души, с размахами их амплитуд, - отчетливых, выраженных настолько, чтобы зритель, самый "очугуненной" души, отходил от картины  несколько потрясенным. Развитие искусства фотографии, а, в особенности, кино, в 20м столетии быстро и нахально свело нанет "Жанр" - человечество пошло за более яркими и более доходчивыми раздражителями - "много букафф" здесь оказалось, выявились "более прямые" пути к душе человека. Сейчас задвигаются подальше такие "массивные" жанры литературы как роман. В музыке - симфонические произведения ... Бег и суета жизни не снижаются, и, как бы ни ушло это насовсем, на пыльные чердаки человечества, за вечным торопливым рефреном: "потом посмотрю!". И т.д.
Однако, разовью и допишу позднее сии размышления о "Жанре".

Репродукция взята из подборки Олега Матвеичева 

Киноклассика СССР.

По каналу"Культура" анонс - скоро покажут "Ивана Грозного" Сергея Эйзенштейна.
Безумные глаза Черкасова, какие - то модные сценические обобщения 20х годов,
какой - то, наверное, киношный "чевенгур",
Не смотрел, и не буду смотреть ...

Петербург в апреле 17го.

  IMG_8145

Распаковал сейчас флэшку своего наладонного "Канончика". С весны не лазил сюда. Совсем охладел к охоте за удачным кадром. Фотографист должен жить одним дыханием с объектом, "совать нос в чужие дела", перепрыгивая лужи, бежать за кадром ...

Read more...Collapse )

Молодой Тагор.

             

                                                     Йог

           Величав и одинок, руки простирает йог,
                 Глядя на восток,
           На закате - лунный рог, море плещется у ног,
                Небосвод глубок.

           Перед йогом меркнет мгла, свет исходит из чела,
                На лице покой,
           Чуть решается дохнуть на его нагую грудь
                Ветерок морской.

           Широко простор открыт. Посреди миров стоит
                Одинокий йог.
           Он огромен и космат, волны робкие дрожат,
                Лишь коснутся ног.

           Нерушима тишина, мир объят пучиной сна,
                Но незаглушим
           Голос моря, - он поет, славя солнечный восход
                 Гулом громовым.

      Read more...Collapse )


                

Прощание с товарищем.

Два гроба стояли там рядком и еще пустой топчан. В центре стоял гроб с солидным сосредоточенным человеком, настоящим "жмуриком", который, умирая, с удовольствием закрыл глаза и стал ждать смерти. Одутловатое лицо, явно шире колиного - явно не он. В гробе у стенки лежала худенькая светлая старушонка. Потом, когда началось отпевание, над ней какое - то движение было, я это заметил, но не удивился как - то. Будто какой - то особый свет стоял над ней, будто она была особо подсвечена, не то лампой, не то косым лучом света, немного сильнее обычного дневного. Потом, когда родные стали подходить к ней, она лежала закрыв глаза и выражение лица ее было исполнено торжественности и живого терпения, когда все целоваться лезут, а отвертеться нельзя.
 Где же Коля? Пошел в канцелярию морга.
 Ку-да-же он делся? - с расстановкой сказала женщина, явно передразнивая меня, в меховой безрукавке поверх халата, как товаровед. Откинув саван в ногах мужчины, она достала какую - то квитанцию.
Ну, как же, - он ведь!
 Я заизвинялся.
 Бывает - сказала женщина - покойник, бывает, сильно меняется.
Подошли к голове Коли.
 Сердечник, наверное? - Вроде, да, года три не видались и не общались.
 - Ну, что вы хотите...


Покровская больница. Вас. остров. Года два назад.

Из Дао дэ цзина.

"Кто служит главе народа последством Дао, не покоряет другие страны при помощи войск, ибо это может обратится против него.
Где побывали войска, там растут терновник и колючки. После больших войн наступают голодные годы.
Искусный полководец побеждает, и на этом останавливается, и он не осмеливается осуществлять насилие.
Он побеждает, и себя не прославляет.
Он побеждает и не нападает.
Он побеждает и не гордится. Он побеждает, потому что к этому его вынуждают.
Он побеждает, но он не воинственен.

Когда существо, полное сил, становится старым, то это называется отсутствием Дао.
Кто не обладает
Дао,погибает раньше времени.

"Ничего нового, проявление природных сил, что с ними поделаешь?"

Владислав ГУЛЕВИЧ. Польско-германский кулак у западных границ России. Фонд стратегической культуры. Электронное издание > Польско-германский кулак у западных границ России > fondsk.ru - Фонд Стратегической Культуры | Strategic Culture Foundation

Все для "сдерживания" России, ничего личного. Внутри этой польско - германской оболочки находится, (рассчитанный быть здесь куммулятивным сердечником), чудесный плод, начинка - американские окуппационные части (немалое войско), которые тоже рассчитаны на вторжение в одну большую страну на востоке Европы. А позади - англичане и французские военные силы, тоже готовые вдруг укусить. Пущенные впереди всех горделивые и расторопные поляки должны будут, благодарно оглядываясь, пробежать все пространство России вплоть до Уральских гор, а, вот, затем, туда вступят, высадятся на полевых аэродромах эти сытые молочные люди в любимой песчаной униформе, со своими баулами, голубыми кабинками биотуалетов ...
"Но, ведь, все знают, что за этим последуют многочисленные жертвы среди мирного населения, огромные разрушения и голод?! - спросит какой наивный в шляпе и круглых очках, - прозревший демократ - правдолюбец, как спрашивал когда - то другой наивный в шляпе и круглых очках, всего - то, и восьмидесяти лет не будет, тому назад.
Тогда, уже после войны, все виновные в этом были обозначены и с гневом повержены. Сейчас обозначить и обличить виновных еще до развязывания реального катастрофического конфликта - труда не представляет, но, человечество, как стадо баранов, лишенное иммунитета на такое "регулярное пагубное", с восторгом валит все в те же ворота ...

Дождь на улице, в раскрытом окне. Кота принесли.

Кот Костя. "Мальчик" - как еще называет его Елена Петровна. Совсем старый стал. От природы маленький, лохматый, кудлатый, зубы желтые, всем недоволен. Спит на подстилке - джутовом мешке из - под пуэрториканского кофе. Ужасно нравится ему эта подстилка. Видно, пахнет она чуднО для носа петербургского кота.
Года 3 его у меня не было, а тут хозяйки собрались съездить на оставшиеся пару недель в Крым, да и клопов решили травануть. (Охренеть, в Питере клоп пошел!) Кот, - то спит, то грызет, щелкает свой "Фрискас"; старый, пИсать стал какой - то уж очень едкой мочой. Соединяясь с привычными здесь смолистыми ароматами живописного "тройника", дает она сногсшибательный запах - дурман. Хоть Кости и не было у меня несколько лет, а, привычно он обошел все. Под диваном прошелся, примерился было прыгнуть и на самый диван, но оглянулся на меня и вспомнил, что это табу. В другом окне, раскрытом круглые сутки, у него наблюдательный пост. В условиях дома - "корабля", где он тогда жил, вот так то не полежишь, не понюхаешь дивный дождяной воздух, не потянешься носом за пичужками. А, ведь, это, пожалуй и есть главный предмет тревоги - говорят, уже выпадал сдуру...
Кот. Когда просит чего, мяукает по - кошачьи, когда пытается самоутвердится или когда его голову мутит любовное влечение, говорит басом. Когда  начинает орать, я вопрошаю его издевательски - кротко, с кавказским акцентом:"Слюши, чо хочишь?", "Слюши, чо хочишь?" Кот замолкает, и с презрением уходит куда - нибудь на окно, залазит там между рамами.  Вчера ответил оттуда  рычанием. "Ах ты е**аный ничтожный котище! Я тебя кормлю, терплю твой хренов поднос, который стоит у меня, считай, в головах!". Швабра! Вот мой инструмент войны! Подношу туда, между рам. Кот свирепо набрасывается на швабру, в утреннем полумраке его глазищи горят необычным янтарно - зеленым светом!
Закрываю окно:"Сволочь! Так и будешь сидеть здесь, меж рам, до вечера, -  без туалета, еды и питья!"
Кот так и дышит злобным рычанием; но рычание это все тише и мягче...
Не спеша собираюсь на работу. Взвизг молнии на сумке, бейсболка в руке, подхожу к двери, оглядываюсь ...
Кот стоит между рам и с недоумением вопрошает меня на обычном кошачьем!
Разбойник, ведь способен к диалогу,- зачем же вот так - то?
Открываю ему, мир между нами...*
Прошли три года. Мне передали, что Костя умер. Кошачий корм, который так любят коты Петербурга уснащен донельзя глутаматом натрия, под который и табурет можно скушать. Корм этот разрушителен для кошачьей мочеполовой системы. Животное изнутри распирает, и оно умирает от непроходимости, в жестоких муках ...
А, костина подстилка очень здесь пригодилась! В моем старинном доме, в его межэтажных перекрытиях мышей расплодилось великое множество. Иногда они пробирались и в мою комнату. Тогда, кстати, Костя проявил себя настоящим бойцом - охотником. Сейчас я накрываю костиной подстилкой дыру под плинтусом, откуда выходили на свет грызуны. Запах Кости до сих пор отвращает их от визитов.
Костя рос недотрогой, под стать своим хозяйкам. Был честолюбив, не любил фамильярности. Как все кошачьи он изредка нуждался в ласке, но подходил за этим, предварительно взглянув в глаза.
Продвинутый городской кот, он любил со мной телевизор смотреть. Я - развалясь на диване, Костя - рядом на полу, сидя столбиком. Как - то, увлеченные резким сюжетным поворотом, мы переглянулись одновременно. Мелькнула  на миг вся бездна кошачьего мировидения...

*Тогда, к стыду своему, я не сообразил, что так проявлялись страдания Кости от уже тогда подступающих почечных болей.
16 августа 2011 года.

(no subject)

На окне, за тюлевой занавеской - колючие роги столетника.
Раннее утро 15.07.17