?
?

Неведомая ночная жизнь.

.

Слева точка, это отражение моей лампы, фотографического рефлектора. Справа - залитый дежурным освещением видимый кусок лестничного марша, в это время совершеннно пустынный, т.к. здание закрыто и ключи от него где-то на вахте. Выше этого света, уже на другой стороне улицы огонек настольной лампы какого-то книгочея. Раньше он был виден яснее. За ним - уходящие вверх книжные полки, наполовину прикрытые свисающим корабельным военно-морским флагом СССР. Я рад этому огоньку, что он опять воцарился в той комнате. Оказывается, комната имеет три окна, и когда горит верхняя люстра, и светятся сразу все три, обнажается там что-то неприглядное, страшное в своей неустроенности. Как-то ночью эта люстра вспыхнула на моих глазах и осветились какие-то покатые плечи, какие-то "неночные" движения фигур ...
Потом свет вообще пропал в этих окнах на несколько лет. И вот, сейчас, опять белый абажур, и, наверное, мурлыкание под нос стареющего человека:
"От Севильи до Гренады, в тихом сумраке ночей ..."

Бернардо Беллотто. "Вид Пирны с правого берега Эльбы" 18 ст. Гос.Эрмитаж.




 

    Городок Пирна расположен километрах в двадцати от Дрездена, вверх по течению Эльбы. На картине, в середине 18 столетия уже видны по берегам этой своенравной реки характерные обваловки. "Хохвассер" - "большая вода" - наводнения и сейчас, спустя три столетия, здесь не редкость https://youtu.be/OfU8uilWWjM Впрочем, и не только здесь. Эльба пересекает Германию сверху донизу, она одинаково быстра и неугомонна до самого Гамбурга.



Но, нужно жить, принимать Эльбу такой какая есть. Быстро она летит! Путь по ней вниз втрое быстрее, чем вверх. Толковый и смелый "сумрачный германский гений" обращается с Эльбой простецки - вот что устроили немцы под Магдебургом. С ума сойти - водный мост через нее! https://youtu.be/WtCm1NjEzto Может, поэтому Эльба и мстит, почти каждый год.
У меня определенное косноязычие выявляется в последнее время. Раньше пожевал - пожевал, и глядишь, какой - то текст и  определился. Хотелось помечтать над картиной, ведь почти 300 лет разделяют нас, а понесло рассуждать о каких - то "обваловках", "хохвассере". Там, у городской арки, прощание. Всей семьей вышли провожать кого-то ко времени отхода барки " ...Вот стою, держу весло, через миг отчалим ..." Водовоз - простец со своей бочкой въехал поглубже. Сейчас начерпает полную, а через час люди уже будут пить эту воду и нахваливать. Вдали, в нижнем городе, в слободе еще поют петухи, а трубы уже дымят, немки в чепцах уже расталивают свои печки  ..

Collapse )











Алексей Петрович Почтенный. (1895-1942)



Ленинград. Мост Строителей. (ныне Биржевой мост). 1930е.

Здесь мост еще деревянный, как многие городские мосты того, довоенного времени. В угоду композиции немного передвинута Ростральная колонна, но это ничего, - это картина а не архитектурный документальный снимок. Здесь точность в другом, высшем значении, в передаче "гения места". Запамятовал я, у Вадима Сергеевича Шефнера поминается ЭТОТ мост, или следующий по течению Невки, Тучков? Там он (его герой Толик Чухна) навсегда прощается со своей Лелей. Он пошел на Васильевский, а она повернула назад в свою темную и черную от пожаров Петроградскую сторону. Через несколько дней, как он узнает позднее, в дом Лели попала бомба. А в тот памятный вечер был у них праздник. По счастливой случайности он получил пропуск в город, и на попутной машине попал сюда со своего аэродрома, Собрал даже кое-какой гостинец и заехал на вечер к своей любимой ... Вадим Сергеич прославился в ленинградской литературе в основном как поэт, но было у него и несколько прозаических книжек. Одна из них - "Сестра печали". О жизни 30х годов, о дружбе. Крепко берет за душу ...

Вчерашнее историческое.



Альбер Марке. "Дождливый день в Париже".1910е. 

Нотр-Дам будто отвека тут.
Грозное предзнаменование. Настал час. Господь что-то сказать хотел и сказал. Горящий храм - это всегда касаемо всех нас.
Все вчера у теликов как одуревшие переглядывались, будто опять кадры о башнях-близнецах пошли.
Вздрогнули. Теперь бы анализировать, скелеты из всех шкафов выбрасывать ...
Да какое там ...

Два натюрморта Моранди.



Джорджо Моранди, кроме воспевания своих комнатных постановок, с некоторыми "героями" которых он знался многие десятилетия своей жизни, был еще и великим гравером, одним из лучших в Европе, Долгие годы он являлся профессором этого дела в Болонской Академии, преподавал там эту специальность. Но, об этом позднее.
Предметы его постановок. Они гурьбой стояли на полу в углу его мастерской, и ждали, когда он, подойдя, вперит свой взгляд поверх очков в какого из них, возьмет в руку, сделает вещи праздник. В постановках Моранди идут неслышные, но явственные его разговоры с предметами. Слову "предмет" я бы приложил здесь такое же значение, какое прикладывается к какому-нибудь цветку или былинке в слове "растение", или к мышке, мелькнувшей вдоль плинтуса слово "животное" ... Французское "натура морта" я бы затер резинкой во всех учебниках и оставил немецкое "штиль лебен" - "тихая жизнь". Воздействие художника на предметы, трактовка их "тихой жизни" происходит опять же по вине и желанию художника, его вИдения предметов в данный момент. Верхняя постановка, выполненная офортной иглой подразумевает здесь главными свето-теневые, "тональные" отношения, тайные движения световых пятен. Вот, между кувшином и какой-то вазой "в один цветок" вплывает будто ночной крейсер нос  кофейника; жестянка испод чая, подняв свою крышку, безнадежно ждет в уходящей ночи свою не то жертву, не то просто ночного прохожего собеседника ...



А вот те же предметы освещенные ликующим итальянским полднем. Если сильно сощурить глаза, по-прежнему можно видеть их те композиционные фигуративные отношения-сочленения между собой, какими они гордились ночью, но, время сейчас не то, сейчас время, когда каждый предмет и предметик каждый кричит о себе, передает фактурные свойства материалов, из которых он создан, каждый имеет свой норов, свой гонор. Вот что делает со всеми нами щедрое солнце!

Тинторетто. "Святой Рохус (Рокко) исцеляет чумных".



Огромных размеров картина на стене внутри храма. Угрюмый какой-то интерьер, перспективно уходящий вдаль - первый знак работы Якопо Тинторетто ...
Воображение современника наливалось восхищенной жутью. В 16 столетии это было супер - новаторство. Хоть изображали художники и до него перспективные сокращения в своих картинах, Тинторетто был первым из европейских художников, который мощью своего таланта внедрил это "модное изобретение" в жанр монументальной живописи. Эти его "перспективы", идущие вразрез с постулатами "монументалки" были им освоены с блеском. Монументалисты боятся и сейчас, что композиционные построения с перспективными сокращеними в настенной живописи будут идти вразрез с замыслами архитектора, будут "разрушАть стену". У Тинторетто-же это традиционное плоскостное понимание "стены" обогатилось новыми свойствами, раскрылось здесь дополнительно интегрально и мощно.  Изобразительный сюжет у него входил в резонанс с реальной плоскостной данностью, и перед глазами изумленного современника волшебно раскрывалось запрятанное здесь неведомое виртуальное пространство ... 

Счастливчик.

В воспоминаниях К.К. Рокоссовского есть случай, когда в прямой видимости от его НП с высоты 3000 метров из подбитого немецкого истребителя вывалился летчик и с нераскрытым парашютом упал по касательной через сугроб в глубокий овраг. Маршал послал туда бойцов, которые откопали и привели (!) немца, живого и невредимого.

Одна новгородская икона. (Из старого)



Спас Вседержитель.
14- 15 столетие. Из храма Феодора Стратилата на Ручью.
N.2851.
Новгородский музей.

Дарение - традиционное и основное поступление икон в храмы. Кто был дарителем этого "Спаса"? Откуда он был привезен сюда - домой, каким новгородским реальным Садком, которые как и раньше ездили отважно на Восток через обескровленные и спаленные тогда суздальские и тверские земли? Время написания иконы тёмно, оно подтянуто здесь к строительству самого храма, но, икона, явно -ТОГО времени, - стоит вглядеться в черты лика Спасителя. Они - степные, монгольские.При обязательности некоторых черт, требуемых каноном, остальное всегда есть поле  индивидуальной трактовки иконописца. Не диво тех лет, если русский человек долгое время тогда жил в Орде, и не только в виде подневольного раба. Новгород, глухое таежное Заонежье и весь русский Север оказались счастливо отделены от тяжелого притяжения Орды, тогда как Суздаль, Тверь, Рязань и между ними Москва, были полностью зависимыми от этого чудовищного образования - кочевого скопления степных народов. Орда в эти годы быстро формировалась в государство со своею столицей Сараем- Берке. Ислам пришел туда ... Но, человеческие судьбы, прихотливые их россыпи и пересечения жили, как и всегда,  своею жизнью ...

(2018.07..28)